Может ли Иркутская область в свете новых открытий «Роснефти» и доразведки Верхнечонского месторождения превратиться в один из основных источников наполнения ВСТО? Авторитетные эксперты смотрят на эти перспективы с долей скепсиса. Большая часть открытий госкомпании приходится на предварительно оцененные запасы, которые непросто перевести в промышленные, а причин считать, что Верхнечонское на пике даст больше 8 млн тонн нефти, пока нет.

 

Находка за находкой

«Роснефть» в конце августа сообщила, что получила фонтанные притоки нефти на Могдинском участке в Иркутской области. Дебит разведочной скважины на Нижнеустькутском горизонте составил 77,4 т нефти и 425 тыс. м3 газового конденсата в сутки.

Объявления об открытии новых месторождений не последовало. Но за последние годы «Роснефть» открыла в Иркутской области пять месторождений (им. Савостьянова, Санарского, им. Лисовского, Северо-Даниловского, им. Мазура), суммарные запасы которых оцениваются более чем в 450 млн тонн нефти и конденсата по категории С1+С2.

Очередное сообщение о фонтанных притоках для «Роснефти», в июне заключившей договор с CNPC о расширении поставок в Китай российской нефти с нынешних 15 млн тонн ежегодно в течение 20 лет еще на 360 млн тонн в течение 25 лет (примерно 14,4 млн тонн в год), как нельзя кстати. Компания сообщила, что нефть, которая будет добываться на Могдинском участке, станет экспортироваться по ВСТО в Китай, то есть пойдет на погашение контрактных обязательств.

Источники в компании осторожно прогнозируют, что в свете новых открытий и доразведки Верхнечонского месторождения Иркутская область может даже превратиться в один из основных источников наполнения ВСТО. Согласно последним расчетам, к 2017 году «Роснефть» планирует нарастить добычу на Верхнечонском и прилегающих к нему месторождениях Иркутской области примерно до 15 млн тонн с нынешних 7 млн тонн нефти в год.

Содиректор аналитического отдела «Инвесткафе» Григорий Бирг прогнозирует, что суммарная добыча в Иркутской области скорее всего будет существенно выше 15 млн тонн в год − скорее, на уровне 20-25 млн тонн. «Запасы нефти и конденсата на шести месторождениях, открытых «Роснефтью» в Иркутском регионе в последние пять лет, в перспективе могут стать важнейшими источниками наполнения ВСТО», — считает эксперт.

 

По нарастающей

Действительно, такие прогнозы выглядят небезосновательными: в 2012 году добыча в Иркутской области увеличилась в полтора раза до 9,9 млн тонн, а в первом полугодии 2013 года − еще на 14%. При этом у региона есть потенциал роста.

Прогнозы в 15 млн тонн в год по Верхнечонскому и прилегающему к нему месторождениям к 2017 году − это еще довольно скромные оценки менеджеров «Роснефти». Оптимистичные более амбициозны: при удачных результатах доразведки показатель может вырасти и до 20 млн тонн, считают в компании.

Кроме того, «Роснефть» рассчитывает на свои новые открытия. Начальные извлекаемые запасы по ним довольно существенны: Савостьяновское по С1+С2 оценивается в 200 млн тонн, Санарское и им. Лисовского − примерно в 80 млн тонн каждое, им. Мазура − в 40 млн тонн. Добыча на них, по заявлению главы компании Игоря Сечина, может достичь 10 млн тонн в год.

Аналитик Энергического центра бизнес-школы «Сколково» Дарья Козлова отмечает: «Роснефть» активно проводит геологоразведочные работы в Восточной Сибири. Прирост запасов АВС1+С2 в Иркутской области за последние годы там составил более 500 млн тонн. Впрочем, основная их часть приходится на С2, а значит, требует доразведки».

 

Прогнозные и трудные

Именно эта особенность − существенное преобладание категории предварительно оцененных запасов С2 над С1 − заставляет ряд авторитетных экспертов с долей скепсиса относится к новым месторождениям «Роснефти» как к источнику наполнения ВСТО. Удастся ли в короткие сроки перевести С2 в С1 и подтвердить запасы? Геологоразведка на месторождениях продолжается, и, по неофициальным данным, ввод в эксплуатацию в лучшем случае состоится через пять лет.

Заведующий лабораторией геологии нефти и газа Сибирской платформы Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А.Трофимука (ИНГГ) Сергей Моисеев отмечает: «Запасы «Роснефти» на месторождениях в Иркутской области являются трудноизвлекаемыми. Это преображенский и ербогаченский горизонты, которые я считаю горизонтами будущего. Нефть в них действительно есть − керн пропитан ею насквозь, она из него практически сочится. Но добыть ее достаточно сложно».

Ученый поясняет, что недавно открытые компанией месторождения (такие, как Санарское, им. Лисовского и т.д.) имеют коллектор сложного типа, о технологиях разработки которого он пока не слышал. «По опыту Верхнечонского месторождения могу сказать, что там эти горизонты оставляют на будущее», — добавил он.

Оценки эксперта подтверждает Козлова: «Основная часть запасов приходится на карбонатные коллектора, разработка которых в регионе практически не осуществляется из-за сложных фильтрационно-емкостных свойств и резкой неоднородности. Ввод в эксплуатацию этих месторождений станет технологическим вызовом для «Роснефти», поэтому говорить на текущий момент о точном прогнозном объеме добычи преждевременно».

 

Верхняя Чона − на передовой

Похоже, выполняя контрактные обязательства перед Китаем, «Роснефти» не приходится рассчитывать на «свежие силы», и в ближайшей перспективе реальным иркутским источником заполнения ВСТО может быть только Верхнечонское месторождение. По данным компании, его запасы на начало 2013 года составляют 196 млн тонн нефти (С1+С2). На пик добычи оно должно выйти уже в следующем году и продержаться на нем около пяти лет.

Вопрос лишь в том, каков будет этот пик, определяющий вклад Иркутской области в контрактные поставки. Здесь наблюдаются разночтения: бывший владелец лицензии − компания ТНК-ВР − прогнозировала 7,8 млн тонн, а новые хозяева резко повысили планку до 12-15 млн тонн.

«Говорить о том, что Иркутская область станет основным источником наполнения ВСТО − довольно смелый прогноз. Мне непонятно, как можно удвоить добычу в Иркутской области. По Верхнечонскому месторождению раньше «потолком» считались 8 млн тонн, а теперь − уже и 20 млн тонн называют. В российском нефтегазе просто чудеса творятся, главное из которых − рост запасов из ниоткуда, без наращивания ГРР. На Верхней Чоне сменился собственник − сменились прогнозы по добыче. А чем это подкреплено?», — комментирует глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Чьи прогнозы окажутся более достоверными − ТНК-ВР или «Роснефти» − станет ясно уже в следующем году. Если прав был первый собственник, то ежегодные 7,8 млн тонн не превратят Иркутскую область в основную восточносибирскую «кладовую» госкомпании. Очевидно, что и новые открытия в ближайшие годы ее таковой не сделают.

 

Добыча нефти в Иркутской области в 2008-2012 гг. (тыс. тонн)

 

 

 

Источник: RusEnergy по материалам Иркутскнедра

 

И снова Ванкор

В целом же, согласно докладу генерального директора Всероссийского научно-исследовательского геологического нефтяного института (ВНИГНИ) Алексея Варламова, который он представил в Иркутске минувшей весной на совещании о состоянии углеводородной сырьевой базы в Восточной Сибири и Якутии, нефти категории С1+С2 в регионах, примыкающих к маршруту ВСТО − чуть более 2 млрд тонн.

Нынешние объемы добычи в Восточной Сибири позволяют полностью заполнить первую очередь нефтепровода ВСТО (30 млн тонн в год) с учетом Ванкорского месторождения на севере Красноярского края. Иркутской нефти в этих поставках пока − меньше трети. Чтобы заполнить вторую очередь (дополнительные 50 млн тонн в год), запасы в Восточной Сибири необходимо как минимум удвоить, что Варламов назвал «почти невероятным».

Ну а пока наиболее крупным восточносибирским поставщиком нефти в ВСТО по-прежнему остается Ванкор, на котором в прошлом году было добыто 18 млн тонн нефти. На него приходится почти половина запасов нефти региона по категории С1. Правда, тут геологи делают оговорку: Ванкор к Восточной Сибири можно отнести лишь географически, а по геологическим показателям эти залежи – Западно-Сибирская база.

Другие месторождения Красноярского края вроде Юрубчено-Тохомского («Роснефть») и Куюмбинского («Славнефть») в перспективе тоже могут служить источником наполнения ВСТО. Правда, подготовка к их освоению пока только началась, и добычи стоит ожидать не раньше 2016 года.

 

Прогноз добычи нефти в Восточной Сибири на открытых
и прогнозируемых месторождениях (млн тонн)

 

 

Источник: RusEnergy по материалам ИНГГ им. А.А.Трофимука

 

Открытие или прикрытие?

«Ключевой вопрос, касающийся ВСТО: уверены ли мы в том, что у нас действительно есть такая ресурсная база на востоке, которая позволит заполнить эту трубу? Если ее нет, то, может, честно признать, что ВСТО является не соединением Восточной Сибири с азиатскими рынками, а перебросом западносибирской нефти с европейского рынка на азиатский?», — замечает Симонов.

По мнению эксперта, иркутские открытия последнего времени, которые позиционируются как источник заполнения ВСТО − не более чем прикрытие, маскирующее очевидные проблемы с восточносибирской ресурсной базой госкомпании. Очевидно, что для выполнения всех обязательств «Роснефти» придется использовать не только нефть севера Красноярского края, но и Западной Сибири.

Правда, тогда возникают вопросы к выгодности таких поставок. Существенную часть нефти необходимо будет прокачивать через Таймыр и Западную Сибирь, и лишь затем − через Восточную Сибирь, что в результате ударит по карману и других экспортеров за счет повышения тарифов.

«Тот уровень добычи, который мы сегодня видим в Красноярске, Иркутске и Якутии, не позволяет выполнить уже существующие обязательства. Не секрет, что нефть приходится снимать с европейского направления, — отмечает Симонов. — Естественно, основные лоббисты китайского направления стараются всячески опровергнуть эту позицию. Но с точки зрения добычи сделать это сложно. Поэтому заговорили об открытиях, ведь возник вопрос, чем наполнять ВСТО. Ванкор выходит на пик, а «Роснефть» подписывает новые контракты − чернила не успевают сохнуть. Откуда будет браться нефть? Раньше все прикрывали Ванкором, теперь придумали Иркутскую область».