567 Shares 15439 Views

В России может случиться своя сланцевая революция, но попозже

Апр 01, 2017
567 15440

По мнению некоторых экспертов, страхи о скорой нехватке нефти, которые уже давно бытуют в массовом сознании, беспочвенны – по крайней мере, на несколько десятилетий вперед.

России же предрекают более быстрое «избавление» от запасов «черного золота», чем Венесуэле и Саудовской Аравии. На самом деле это не совсем так.

Даже несмотря на то, что в этом году на аукцион в РФ выставлено последнее крупное месторождение нефти – Эргинское – у нашей страны остается достаточно большой потенциал в области нефтедобычи, поскольку, откровенно говоря, за последние годы развивались в основном те традиционные месторождения, которые были разведаны еще во времена СССР. К тому же, потенциально Россия располагает огромными запасами сланцевых углеводородов – на них пока вообще не обращается внимание, так как и добывать их и дороже, и сложнее.

«У нас коэффициент доказанных запасов к годовому объему производства по западной квалификации составляет 25 лет. Отсюда старый страх, что через 25 лет мы проснемся – и ни капли нефти не будет. Но ситуация на самом деле другая. Мы ежегодно на баланс ставим больше, чем добываем. Правда, вопрос, нет ли там бумажных запасов – потому что рост новых запасов в значительной мере идет за счет переоценки старых», – говорит генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Действительно, в Западной Сибири многие месторождения близки к исчерпанию, но в стране есть также немало крупнейших по мировым меркам месторождений с запасами в миллиарды баррелей нефти. Просто эти запасы пока еще не поставлены на баланс. Например, нефтезапасы на шельфе в Западно-Сибирском бассейне оцениваются примерно в 3,6 млрд баррелей, а на шельфе Баренцева моря – в 7,4 млрд баррелей нефти.

Не поставлены эти запасы на баланс еще и потому, что в этих регионах, где они расположены, нужно фактически заново создавать нефтяную инфраструктуру, полагает Роман Ткачук из компании «Альпари». Также на освоение многих «внебалансовых» месторождений требуется достаточно мощное финансирование, которого пока нет. В том числе и потому, что нынешние цены на нефть не способствуют этому — пока нерентабельно. Ко всему прочему, также нужно привлекать и иностранные компании, чтобы гарантировано получить рынки сбыта.

«Самое главное в произошедшей в США сланцевой революции то, что она показала существование нетрадиционной нефти. Это новый вид нефти, который позволил новые запасы поставить на баланс. Это касается не только сланцевой нефти, но и добычи нефти из битумных песков и т. д.», – отмечает Симонов.

Например, Канада — за счет поставки на баланс нефти из битумных песков – нарастила свои запасы за два последних десятилетия многократно. В итоге Канада стала третьей страной в мире по доказанным запасам «черного золота». Больше лишь у Венесуэлы и Саудовской Аравии.

Безусловно, себестоимость нефтедобычи нетрадиционным способом (например, гидроразрыв пласта) на ТРИЗ выше. И эту нефть еще нужно разведать, а тот же уровень изученности российского шельфа пока очень низкий.

«Но одно дело, когда у вас есть более дорогая нефть, а другое дело, когда у вас вообще нет никакой нефти. Вот у Японии нет никакой нефти, а у нас она есть. В Америке есть сланцевая нефть, в Канаде – битумная нефть, у нас есть Бажен и шельф», – говорит Симонов.

Многие так называемые «эксперты» давно «похоронил» высокие цены на нефть — особенно активно их голоса зазвучали после резкого обвала нефтяных котировок в 2014-2015 годах. Но, вполне вероятно, что зря, поскольку ситуация на рынке нефти может быстро измениться. К тому же, для разработки шельфа вовсе не нужно, чтобы цены на нефть были выше 100 долларов за баррель.

«По нашим оценкам, большинство проектов в Восточной Сибири и на шельфе становятся рентабельны при ценах на нефть в диапазоне 60–80 долларов за баррель. Но для разработки шельфа Арктики также необходимо привлечение современных технологий, которыми обладают западные страны. Поэтому разработка может упираться еще и в вопрос снятия санкций», – считает Ткачук.

В случае, если нефть в среднем будет стоить меньше 60–70 долларов, то российские компании и дальше будут «доить» месторождений Западной Сибири и ХМАО, пробуривая новые скважины. Также не будет решаться проблема низкого уровня геологоразведки новых месторождений.

«У государства был фонд крупных месторождений, который был накоплен еще с советских времен. А теперь на геологоразведку выделяются смешные деньги», – считает Симонов, по мнению которого решать эту проблему нужно и можно.

А сделать это, по его мнению, вполне реально: допустить к этому процессу частные компании, которые получат возможность заниматься разведкой и доразведкой. Они же и совершат новые открытия месторождений, а затем выйдут на биржу и продадут свои открытия, лицензии другим более богатым нефтегазовым компаниям, готовым инвестировать в нефтедобычу. Но эта идея пока пылиться в толстых чиновничьих папках с «ценными» бумагами. 

Leave a Comment

Your email address will not be published.