Vision 2030 Саудовский план экономического развития

Май 11, 2016
0 754

В апреле в столице Катара, Дохе, прошел внеочередной саммит стран ОПЕК. На повестке дня стоял экстренный вопрос о снижении объемов добычи и подъеме цен на сырье. Однако саммит не привел к консенсусу. Результат поставил в тупик участников, а ход встречи показал, что региональные споры (в частности ключевой спор Саудовской Аравии и Ирана о взаимном снижении объемов добычи) остаются более значимыми, чем недонаполненные бюджеты стран-экспортеров, информируют Экономические Известия.

Долгосрочный саудовский план экономического развития под названием Vision 2030 предполагает избавить страну от нефтяной зависимости. И, судя по недавней отставке ветерана правительства, министра нефтяной промышленности Али аль-Наими, власти готовы на многое, чтобы добиться поставленной цели.

Однако у многих экспертов возникает вопрос — насколько этот план реалистичен? Ведь экспорт нефти дает саудовскому бюджету 70% доходов, а сама нефтяная промышленность является крупнейшим работодателем для населения, отмечается в материале информресурса Oil Price.

Экономисты много лет предупреждали, что доходы от добычи нефти вместо того, чтобы развивать жизнеспособную экономику, фактически создают долгосрочные системные проблемы, превращая Саудовскую Аравию в государство-рантье. Необходимость отказа от нефтяной зависимости была очевидна уже давно, но это очень трудно доказать властям нефтедобывающей страны, когда сырье стоит 140 долларов за баррель.

Теперь же, в эпоху кризиса, экономическая реформа становится не просто хорошей идеей, она — единственный путь выживания в новой энергетической парадигме. Но чем, интересно, Саудовская Аравия намерена заменить сектор экономики стоимостью 2,5 трлн долларов?

Принц Салман предложил развивать следующие направления: промышленное производство, туризм, здравоохранение, образование. И здесь будут просто необходимы частные инвестиции. Одна из целей Vision 2030 — повысить частную долю в экономике с 40% до 65%.

Еще более важным источником финансов станет Фонд государственных инвестиций, в который будут направлены доходы от IPO Saudi Aramco. По большому счету, успех саудовской плана в основном зависит именно от этого фонда.

Однако недавно у аналитиков появились сомнения в том, что заявленная стоимость Saudi Aramco в 2,5 трлн долларов соответствует действительности. Эксперт считают, что цифра в 400 млрд долларов ближе к реальности.

Проблема заключается в том, что инвесторы традиционно опасаются иметь дело с гигантскими госкорпорациями, которые зачастую неэффективны и плохо управляются. А значит, при IPO цена акций Saudi Aramco может серьезно упасть.

Еще одна трудность — развитие сферы образования. Планируется, что благодаря новой образовательной системе доля женщин в трудовых ресурсах страны повысится с 22% до 30%. И возникает вопрос — как правительство собирается этого добиться, если по закону мужчинам и женщинам нельзя работать вместе?

Кроме того, из две трети населения страны — люди возрастом около 30 лет. И более 30% из них — безработные. За следующее десятилетие еще почти 2 млн молодых саудовцев станут частью трудовых ресурсов. Где все эти люди найдут себе применение? Внутренний саудовский рынок весьма невелик, и у промышленности, созданной для удовлетворения внутреннего спроса, не будет пространства для роста.

Если же саудовское правительство рассчитывает на экспорт, то оно не должно забывать о «голландской болезни» страны, когда курс национальной валюты искусственно завышен, и экспортные товары становятся непомерно дорогими. Так что, фактически, у Саудовской Аравии просто нет товара, который по соотношению цена-качество был бы сопоставим с нефтью.

Программа Vision 2030, как манифест о намерениях реструктурировать экономику страны, содержит также ряд конкретных шагов.

Во-первых, саудиты намерены превратить нефтедобывающую компанию Aramco в глобальный промышленный конгломерат.

Во-вторых, трансформировать Общественный инвестиционный фонд в крупнейший в мире суверенный фонд национального благосостояния. «Мы будем поощрять крупнейшие наши корпорации выходить за границы страны и занимать достойное место на глобальных рынках», — говорится в программе.

В-третьих, Королевство планирует производить более 50% требуемой военной техники и оснащения для нужд армии самостоятельно, ради создания большего количества рабочих мест для граждан и сохранения ресурсов.

В-четвертых, Королевство намерено «расширить спектр цифровых услуг», чтобы бороться с бюрократией.

В-пятых, саудиты считают необходимым «немедленно внедрить всеобъемлющие реформы для обеспечения прозрачности и отчетности» работы государственного сектора. Для этого создается специальный орган, чьей заботой станет измерение и оценка эффективности деятельности государственных агентств.

В-шестых, Королевство планирует сосредоточиться на инициативе развития возобновляемых источников энергии. Будет пересмотрена нормативная база, регулирующая участие частного сектора в энергетической отрасли, инициировано сотрудничество государства с частным сектором. Кроме того, власти страны обязуются обеспечить конкурентоспособность сферы возобновляемых источников энергии, благодаря постепенной либерализации топливного рынка.

В-седьмых, Королевство планирует внедрить ряд структурных реформ в горнодобывающей отрасли. Планируется поощрять инвестиции частного сектора в эту отрасль, создавать базы данных ресурсов, пересмотреть процедуры выдачи лицензий на добычу, развивать инструменты финансирования добычи и центры передового опыта.

Планируется также построить национальную газовую распределительную сеть.

Кроме прочего, планируется приватизировать государственные услуги, увеличить долю участия частного сектора в развитии экономики страны, упростить доступ к фондовым площадкам, в частности упростить листинг акций частных саудовских компаний и государственных предприятий, включая Aramco. Также Королевство планирует расширить доступ к финансированию для малых и средних предприятий и пощрять местные финансовые институты выделять около 20% от общего объема финансирования именно малому и среднему бизнесу.

Немаловажную роль в процессе экономического реформирования отводят активизации сектора розницы. К 2020 г. саудовские власти планируют создать дополнительные рабочие места в этом секторе для миллиона граждан страны, привлекая на рынок зарубежные, а также современные локальные бренды. Также планируется звеличить объем «современной и электронной торговли» до 80% от объемов всего сектора. Этому поможет привлечение региональных и международных инвесторов, благодаря ослаблению ограничений на права владения компаниями и зарубежные инвестиции.

Ради достижения амбициозных целей, саудиты инициируют несколько программ экономического реформирования стратегического порядка: программу правительственной реструктуризации, стратегической деятельности, фискального баланса, проектного менеджмента, пересмотра регуляторных механизмов, измерения эффективности работы государственных агентств.

Королевство предусмотрело и программы операционные, которые помогут конкретно реализовать поставленные цели: программу стратегической трансформации саудовской компании Aramco, реструктуризации Общественного инвестиционного фонда, программу развития человеческого капитала, национальной трансформации, стратегического партнерства, приватизации и усиления управления государственным сектором.

Этими программами Королевство не ограничится, предполагая разрабатывать новые, согласно ходу процесса перестройки экономики.

В целом, стремление саудитов реформировать сырьевую экономику описывается одной фразой программы: «Мы не позволим, чтобы наша страна впредь зависела от милости волатильных цен на сырье или внешних рынков».

Ради этого Королевство готово пригласить на помощь «квалифицированных людей со всего мира», пересмотреть регуляторные нормы в сторону их либерализации  и создать качественные условия для входа зарубежных инвесторов любого масштаба. То есть, по большому счету, полностью перестроить сырьевую экономику на новый лад за какие-то 14 лет.

Все эти труднорешаемые проблемы заставляют предполагать, что Vision 2030 предназначен для чего-то другого. Не стоит забывать, что принц Мухаммед бен Салман, который по факту является главным идейным вдохновителем этого плана, имеет хорошие перспективы стать королем.

Влияние принца на внешнюю политику, нефтедобывающую промышленность и экономическое будущее страны укрепляет его позиции, как одного из самых значимых людей в саудовском правительстве. И Vision 2030 может оказаться на самом деле лишь ширмой, маскирующей истинные цели одной из последних абсолютных монархий в мире.